Ильинков Николай Семенович

Гвардии младший лейтенант Николай Семёнович Ильинков — заместитель командира эскадрильи по связи, стрелок-радист 124-го гвардейского бомбардировочного авиационного Ленинградского Краснознамённого полка. Член ВКП(б) с 1942 года. Русский. Почётный гражданин города Острова.%d0%b8%d0%bb%d1%8c%d0%b8%d0%bd%d0%ba%d0%be%d0%b2-%d0%bd%d0%b8%d0%ba%d0%be%d0%bb%d0%b0%d0%b9-%d1%81%d0%b5%d0%bc%d1%91%d0%bd%d0%be%d0%b2%d0%b8%d1%87-1919-2016

Постановление Администрации города Острова и Островского района №16 от 30.03.1996 года. За проявленные боевые заслуги при освобождении города Острова, большую работу по военно-патриотическому воспитанию и шефские связи с городом Островом присвоить звание «Почетный гражданин города Острова» ИЛЬИНКОВУ Николаю Семеновичу, председателю Совета ветеранов 124 Гвардейского Ленинградского Краснознаменного орденов Суворова и Кутузова бомбардировочного авиаполка, проживающему в г.Риге, IV – 1067, ул.Кооперативная, дом 6-а, кв.22.

Николай Семёнович родился в 1919 году в д. Туремск Монастырщинского района Смоленской области, в семье крестьян — бедняков. Отец погиб, когда ему было всего два года. Так что он с сестрой Дусей остались на попечении матери и бабушки. Детство было и тяжелым, и голодным, но именно это закалило его характер. Он окончил семилетку, а потом стал заниматься образованием окрестных жителей. Организовал несколько кружков по ликвидации безграмотности для людей среднего и старшего возраста.

Поначалу вместо подписи они рисовали крестики напротив своих фамилий. Но постепенно научились читать и писать. Через какое–то время его, молодого паренька, даже выбрали секретарем сельсовета

   В РККА с сентября 1939 года — доброволец по комсомольскому набору, призвался Монастырщинским РВК Смоленской области.  Он хотел стать моряком. Но когда проходил мед. комиссию, ему не хватило то ли 700 граммов веса, то ли не хватило роста, в общем  в моряки его не взяли. И он был направлен в общевойсковую школу младших командиров, был писарем, занимался комсомольской работой, через 3 месяца по окончании школы  стал командиром отделения. Тут прилетает представитель из Омского авиационного училища, отбирает человек 5, и его в том числе. Он прошёл комиссию, поступил и стал учиться. Из-за Финской компании срок учёбы сократили, закончил учёбу по укороченной программе за 1,5 года. В училище изучал самолёты Р-5, По-2 (У-2), на третьем курсе получил 24 часа налёта на Р-5.

При  выпуске из училища Николай Семёнович получил специальности — штурман, начальник связи эскадрильи, ему присвоили звание – старшина и направили служить в 10-й скоростной бомбардировочный полк.  Всех, не прошедших срочную службу, даже офицеров, «загоняли» в казармы. После Училища в полку, его тоже определили в казарму. 10-й скоростной бомбардировочный полк базировался в таком месте, откуда пошла Авиация ещё  царской Армии, в Гатчине. Им внушали уважение к этому месту и к авиаторам, которые здесь были до них. И они чувствовали ответственность, поддерживали дисциплину.  В полк их прибыло 7 молодых штурманов.

Полк начал войну не в составе Морской Авиации, а в  ВВС, летали на самолётах СБ был. Вскоре его назначили зам. командира эскадрильи по связи. Под его началом было 12 стрелков–радистов.

Штурманом он летал только тогда, когда больше не кем было штурмана заменить, заболел он, или что-то ещё. Но за всю войну это случалось не так часто, может, около 30 вылетов.

 В конце апреля 1941 года он попал в больницу  с аппендицитом. Ему  дали 45 дней отпуска и он поехал в свою родную деревню Туремск, чтобы повидать родных. Вернулся в часть 20 июня. Привез ребятам гостинцы — самогонку, сало и пр. Не успел освоиться после  отпуска, а тут — сообщение о нападении фашистов. Пришлось впрягаться.

  Великую Отечественную войну встретил на аэродроме Сиворицы  (в 14,5 км к югу от Гатчины). Вот как он описывает свой первый боевой вылет: «Когда объявили тревогу, техники подготовили самолёт, мы под самолётом ждали боевого вылета. Уже когда началась война, после выступления  Молотова,  нашему полку была поставлена задача (уж не знаю, из каких соображений) – нанести бомбардировочный удар по финскому аэродрому Миккеле  (во время ВОВ в Миккеле располагалась ставка верховного главнокомандующего ВС Финляндии – прим.). Это было 24 июня. Разведка установила,  что там большое количество самолётов, и они мешают действиям 35-й дивизии. Мы должны были ей помочь защищать наши границы, вылететь  и эти самолёты уничтожить. Вот мы слетали, почухались, прилетели. Был даже воздушный бой. Финны взлетели, мы постреляли. Но никто даже не понял, что это начало войны…  как на полигон летали».  А уже 4 июля 1941 года экипаж командира эскадрильи (лётчик ком. эск. капитан Михайлов Леонид Васильевич, штурман капитан Левенец Гавриил Васильевич, стрелок — радист Шереметьев Иван Дмитриевич) в р-не деревни Рубеняты (15-20 км к ю-з г. Остров) повторил подвиг Н. Гастелло, совершил огненный таран танковой колонны противника. Это была первая потеря 10-го СБАП в ВОВ…

Ильинков состоял в экипаже ком. эск. Михайлова как зам. ком. эск. по связи. Но в тот день он летел в экипаже зам. ком. эск. М.А.Живолупа. Экипаж Михайлова совершил свой подвиг на их глазах.  И в этом же бою он сбил свой первый самолёт противника.

По данным о боевых потерях 10-го СБАП в эти дни за период 22.06-28.08-1941г. полк потерял 57 человек лётно-подъёмного состава,  из них 33 человека только 6.07.1941г. в р-не г. Остров, атакуя танковые колонны на шоссе Резекне – Даугавпилс.

 Николаю Семёновичу принадлежит своеобразный рекорд.Вот как он описывает этот случай: «В июле месяце 1941 года, где-то 28 июля, при выполнении задания нас не прикрывали, только 2 истребителя там полетали с нами… И вот напали на нас 5 немецких истребителей и «почесали» нас, а нас 3 звена – «девятка». Одного нашего сбили, второго… Строй расшатался. Как-то получилось, нас осталось трое. И 4 истребителя стали на нас нападать. Я одного подбил. Потом их истребитель сбил нашего одного и пошёл на посадку. И  когда он уходил, я его и сбил, второго. В этом бою я с самолёта СБ, бомбардировщика, сбил 2 фашистских самолёта. В истории авиации нет известных случаев, когда стрелок-радист в одном бою сбивает 2 самолёта противника, за что и получил первую свою награду — орден Ленина. Случай небывалый, поскольку сначала давали награду попроще, обычно какую ни будь медаль. Скажем, «За боевые заслуги». А  тут сразу орден Ленина.  Об этом случае писали в фронтовых газетах.

Вот цитата из статьи в «Ленинградской правде», напечатанной летом  41–го: «…С каждой секундой уменьшалось расстояние между истребителями и бомбардировщиками. Противник предпринял атаку, направив главный  удар на машину ведущего. Ильинков мастерски отражал все  атаки. Его меткие  пулеметные очереди настигли противника. Вот один фашистский истребитель задымил и камнем полетел на землю. Через несколько секунд и второго стервятника пронзила длинная очередь. Отбив все атаки, наши бомбардировщики продолжали полет к цели».

А в представлении к награде отметили: «19 мая 1942 года Приказом войскам Ленинградского фронта № 034/н ст. сержант Н.С. Ильенков стрелок-радист 10-го ББАП награжден орденом Ленина за то, что: «…За период Отечественной войны имеет 10 б/вылетов на СБ и 37 на Пе-2.

Лично сам сбил 3 самолёта пр-ка из них; Ме-109 — 2 с-та и 1 — хенкель 113, Экипаж в котором работает т. Ильиников, сбил 4 с-та пр-ка. 6 раз летал на разведку в р-ны Луга-Новгород, Тосно, Дно, где отлично отбивал воздушные атаки с-та пр-ка, чем обеспечивал выполнение задания».

      Всего он участвует в боевых действиях с 22 июня по 29 августа 1941 года в составе Ленинградского фронта, с 31 января по 13 июля 1942 года на Волховском фронте, с 10 декабря 1942 года по 2 февраля 1943 года на Донском фронте. В сентябре 1942 года избрали секретарём комсомольской организации  С 23 апреля 1943 года на Северо-Кавказском фронте, на 3-м Белорусском, 2-ом Прибалтийском, Ленинградском фронтах.

Вот как он описывает один из боевых вылетов: «14 сентября 1944 года, когда началось наступление по освобождению Советской Прибалтики и города Риги, нашему полку дали задание – уничтожить на аэродроме в Риге скопление немецких самолётов разных типов до 200 штук. Немецкие истребители мешали продвижению наших войск. Вот их надо было уничтожить.

Нам сначала досталось более лёгкое задание –  разбомбить переправу в 60 км от Риги. Первый полёт был с утра, всё нормально, пошли отдыхать. Вдруг командир вызывает,  всех строит, ставит задачу и говорит прямо — нам предстоит такой полёт, что из него многие могут не вернуться. Кто себя чувствует слабовато,  мол, выйти из строя. Так нам  командир ставил задачу перед бомбардировкой того аэродрома.

Никто не вышел. А у одного штурмана отец был при смерти, и была телеграмма,  его командир полка отпустил, но он не уехал.  Если бы он уехал, то экипаж остался бы неукомплектованным. Лётчик его попросил остаться, и он согласился, не уехал.

Нас вылетело на задание три «девятки». И полком мы бомбили этот аэродром. Задачу поставили так:

— 1-й «девятке» — вывести из строя взлётно-посадочную полосу;

— 2-й «девятке» — разбомбить самолёты на стоянках;

— 3-й «девятке» — уничтожить склады горюче-смазочных материалов.

Страшно было. Погода ясная, солнечная, ни одного облачка. Высота полёта — 4000м, а бомбить заходили с высоты 3800м. Там была «каша»… Прямо трудно мне сейчас это рассказывать… Там была такая «каша»…

Наш полк сопровождали 26 истребителей, звено «Аэрокобр» было даже (в это время уже были «Аэрокобры»). Километров за 100 при подходе к цели, нас уже встречали истребители противника. А заходили мы с моря, чтобы поменьше попадать под зенитки. Но корабельных зенитных установок было достаточно и там.

А у них такая тактика, сначала встречают первую группу истребители, летают, шуруют, потом они уходят в сторону, и группу встречают зенитки, наверное, до 400 разрывов. Такие шапки разрывов, мы их немножко видели из кабины.»

Снимок подтвердил,  что мы тогда уничтожили 29 самолётов на аэродроме. А в  воздушных боях мы сбили 5 самолётов. А сами потеряли 11 экипажей… И это только в нашем полку. Из этих экипажей вернулось не больше 11 человек, а 27 похоронили… В Риге.»

За время войны он 4 раза выбрасывался с парашютом. Один раз зацепился за пулемёт, долго летел, привязанный к  самолёту, чуть не сгорел, но как-то отцепился. Второй раз прыгнул, летит в воздухе «солдатиком», а парашют не раскрыл. Потом дёрнул, парашют раскрылся, он остался жив. Третий раз прыгнул, всё нормально. Но тут – 2 истребителя, и у него в куполе 32 пробоины. К счастью, купол не загорелся. 11 раз он «падал» вместе с командиром экипажа М.А.Живолупом на подбитом горящем самолёте. Садились на брюхо и М.А. Живолуп два раза его вытаскивал из горящего самолёта, потому что он был контужен.

 А эта история произошла зимой под Сталинградом. Они успешно отбомбились и возвращались на базу в составе эскадрильи из девяти экипажей. И тут неожиданно «выскочил»  немецкий истребитель. Самолет Ильинкова был подбит. Николай Семёнович увидел, что правый мотор дымит, а из бензобака топливо вытекает.
«Коля, я вижу. Готовься, сейчас садиться будем. Жестко», – предупредил командир и спикировал на заснеженное поле, недалеко от шоссе. Бомбардировщик плюхнулся на землю и… не загорелся, что уже было большим чудом. Только клубы снега и дыма взметнулись высоко вверх…
Летчики выбрались, счастливые, что в такой передряге живыми остались,  давай обниматься, прыгать… А тут вдруг видят со стороны шоссе к ним бегут наши солдаты,  что-то кричат, руками машут отчаянно. Сначала ничего не поняли, побежали им навстречу, а те еще громче закричали: «Мины, ми-и-ны-ы-ы! Ложитесь, сейчас рванет,  мать вашу!»
Оказалось, они приземлились на минное поле. Летчики так и застыли в ужасе, даже ногу переставить уже никто не решался.  Пришлось ждать саперов из танковой бригады, чтобы те расчистили проход…

 Ранен он был трижды, два раза тяжело, один легко. У него был травмирован позвоночник, 4 осколка в нём сидели всю жизнь.

В августе 1943 года двигаясь за наступающими войсками Красной армии  аэродром, на котором базировался 10 –ый   ББАП  в котором летал Н.С. Ильинков, оказался в нескольких километрах от его родной деревни  Туремск,  в которой осталась мама. О ней он ничего не знал с самого начала войны. Бои в этот период шли наступательные, поэтому линяя фронта была не сплошной. Н.С. Ильинков  обратился к командиру с просьбой отпустить его на побывку домой, в родных местах он знал каждую кочку, каждый кусток.  Долго уговаривал, одним из аргументов было, что здесь базируемся последние дни, и неизвестно когда он вернётся домой, и вернётся ли вообще. Командир сдался, с условием, что «если что,  я тебя не отпускал и ни чего не знаю». (так в армии бывает и сейчас). Ночью Н.С. Ильинков  добрался без приключений до деревни, но… там оказались фашисты.  Благо домик его стоял на околице  и в окошке горел свет. Н.С. Ильинков, что бы не поднимать шум, ведь мама, увидев сына наверняка бы заголосила, подкрался к домику и заглянул в окно увидел маму и потихонечку ретировался. Вот так Н.С. Ильинков сходил во фронтовую самоволку

13 августа 1943 года старшина Н.С. Ильинков  воздушный стрелок-радист 10-го ББАП  награжден орденом Орден Отечественной войны  II степени за то, что: «В Отечественной войне совершил 93 успешных б/вылетов. За успешные 64 боевых вылета награждён орденом «ЛЕНПНА». После первого награждения совершил ещё 29 боевых вылетов. Из них на Волховском фронте 10, 13 на Донском  фронте, 6 боевых вылетов на Северо-Кавказском ф-те.

За этот период тов. ИЛЬИНКОВ сбросил агитлистовок  25.000 экз. Участвовал в 15 воздушных боях,  в которых мужественно отражал атаки истребителей пр-ка и в групповом бою сбил 3 самолёта, а также держал образцовую связь с землёй и ведомыми самолётами, чем способствовал эффективному выполнению задания.

1.5.42 г. в составе звена участвовал в бомбардировке и штурмовке живой силы и техники пр-ка в р-не ЛИПОВИК, Волховский фронт,  где уничтожено 20 автомашин вездеходов, до 10 танков, подожжен тягач, рассеяно и частью уничтожено до взвода живой силы.

2.6.43 г. его с-т был подожжен. Не зная страха, рискуя жизнью отважный радист ИЛЬИНКОВ  отбивал атаки истребителей и не покидал свою горящую машину до тех пор, пока два атакующих «Мессера»  не были сбиты с помощью товарищей.

4.5.43 г. в р-не НЕБЕРЕДЖАЕВСКАЯ отлично отбивал атаки пр-ка, чем дал возможность штурману не отвлекать внимания за воздухом, точно вывести группу на цель и метко сбросить на неё  бомбовый груз. За отличное  бомбометание в этом р-не  всей группе Маршалом Авиации НОВИКОВЫМ объявлена БЛАГОДАРНОСТЬ.

25.5.43 г. при походе к цели — артпозиции в р-не КИЕВСКОЕ групп в которой был тов. ИЛЬИНКОВ атаковали вражеские с-ты, благодаря дружному огню стрелков атаки  были отбиты и в результате штурманы метко поразили цель, наши наземные части продвинулись вперёд, и заняли несколько важных позиций».

Всего за время Отечественной войны гв. мл. лейтенант Н.С. Ильинков в качестве воздушного стрелка совершил 101 успешных боевых вылетов, участвовал в 58 воздушных боях, лично сбил 5 истребителей противника и 8 истребителей в групповом бою.

В мае 1945 года гв. мл. лейтенант Н.С. Ильинков комсорг 124-го гв. БАП награжден орденом Красного Знамени за: «… отличное руководство комсомольской  организацией полка, в результате которого комсомольцы отлично выполняют боевые задания, за личное участие в выполнении боевых заданий».

Победу он встретил в Гаргждае. «Мы ничего не знали, и вдруг в 4 часа началась пальба из ракетниц, из пистолетов, трескотня! Вот так мы встретили День Победы. В целом из 180 летчиков, с которыми я начинал войну, к ее концу в живых остались только трое.»

Николай Семёнович удостоился большой чести участвовать в Параде Победы 1945 года. Он нёс Знамя полка на Красной площади,  потом был приглашён на приём к Сталину.

В 1949 году из-за язвы желудка списан с лётной  службы в 124-ом гвардейском бомбардировочном полку, но смог устоится на службу в 51-й  минно — торпедный авиационный полк КБФ.

В 51-м полку 2 года   отслужил начальником отдела кадров, а потом смог вернуться в 124-й гвардейский бомбардировочный полк, занимал должность начальника связи эскадрильи, был выбран секретарём партийной организации.

Демобилизовался в 1961 году.

Ещё один подвиг совершил Николай Семёнович уже в мирное время. По его инициативе и настойчивости, преодолевая бюрократические препятствия, а порой и чёрствость «ответственных» лиц, был установлен памятник своему экипажу у дер. Рубеняты, на месте гибели экипажа 10-го СБАП 4 июля 1941 года, героям повторившим подвиг Гастелло:

  • капитану Михайлову Леониду Васильевичу, командиру эскадрильи капитану Левенцу Гавриилу Васильевичу, штурману эскадрильи
  • ст. сержанту Шерементьеву Ивану Дмитриевичу, стрелку — радисту

Николай Семёнович прожил яркую, героическую жизнь, ещё в 95 лет он летал на самолёте, выполнял фигуры пилотажа.

Он ушёл от нас в 28 февраля 2016 года.

Реклама

Литературная карта Островского района

МБУК «Островская центральная районная библиотека» МО «Островский район»
181350 г. Остров Псковской области, ул. Спартака д.7
8 (81152) 3-25-89, 8 (81152) 3-42-85;
e-mail: sova88@ellink.ru
%d такие блоггеры, как: